Игорь Дятлов


Игорь Алексеевич Дятлов родился 13 января 1936 года в городе Перво-Уральске, в семье изобретательных технарей. Отец его, Алексей Александрович Дятлов (1905 года рождения) проработал 40 лет на ХРОМПике (завод хромовых соединений, он же Завод 581), до смерти своей в 1970 году. Тогда он занимал должность Главного механика. Мать Игоря - Клавдия Ивановна, была кассиром клуба им. Ленина поселка Хромпик.



Старший брат Игоря - Мстислав (1930 год рождения) и младшая сестра Руффина (38 год рождения) закончили, как и сам Игорь, тот же радиофак УПИ (а самая младшая сестра, Татьяна, 48 год рождения - химфак). В семье и некоторые друзья называли Игоря по прозвищу - Гося. Такое прозвище придумала ему бабушка. В семье постоянно на энтузиазме работали над техникой - изобретали - чертили, мастерили, паяли. Весь дом Дятловых на Садовой улице был проникнут духом изобретательства.



В 1944 году Игорь поступил в среднюю школу №12 города Первоуральска, и окончил её в 1954 году с серебряной медалью.

Будучи еще школьником, Игорь переделал патефон в устройство звукозаписи на рентгеновскую пленку.

В 1950 году вступил в комсомол и в последующие несколько лет был "культурномассовым", а затем "политвоспитательным сектором", после чего, в 53-54 годах, из общественной нагрузки взял на себя редактуру школьной и классной стенгазет.



Прочтем школьную характеристику Дятлова:


"Характеристика.


Дятлов Игорь Алексеевич учится в Первоуральской средней шк. № 12 с 1944 г.

Это вдумчивый, серьезный юноша с блестящими способностями. Скромность, отзывчивость к товарищам, незаурядное трудолюбие, простота в отношении к учащимся снискали ему прочный авторитет среди ученического коллектива. Дятлов Иг. предельно исполнителен. Он вёл большую общественную работу в школе: участвовал во всех лыжных соревнованиях, был членом исполнительного комитета комсомола, на протяжении многих лет редактировал общешкольную и классную газету. Общий любимец, он был душою всех вечеров, инициатором всех школьных развлечений.

Любит литературу, много думает. Наиболее же сильным увлечением Дятлова Игоря является физика, работа в физкружке по изучению основ радиотехники. Являясь радиолюбителем с V класса, он занимался изготовлением радиоприемников: детекторного, лампового по схеме прямого усиления по супереетеродинной схеме, звукозаписывающих аппаратов механической системы и магнитной; активно участвовал в радиофикации школы, монтируя усилитель мощностью 25 ватт; постоянно работал в физкабинете по ремонту и изготовлению приборов. Очень много читает дополнительной литературы по электро и радиотехнике. У него единственное желание поступить на радиофакультет политехнического института. Дома имеет прекрасно оборудованный уголок с инструментами и приборами для занятий радиолюбительством. Член свердловского радиоклуба.

За изготовленный магнитофон с самодельной записывающий и стирающей головкой на 5-й областной выставке детского технического творчества при Областной детской технической станции присуждена 1-ая премия".


Отправившись в турпоход впервые (Игорь тогда закончил 7 класс), в 1951 году, Игорь взял с собой лично собранный радиоприемник. Вспоминает турист Владимир Полуянов:

"Желание путешествовать по Чусовой среди студентов УПИ было великое. Набралась группа двенадцать человек. Это не так уж мало, учитывая, что в 1951 г. туризм в УПИ только-только начинался. Мы рассчитывали максимум на 10 человек (две лодки по 5 человек), и теперь нам предстояло в кратчайшее время приобрести еще одну лодку. За это взялись мы со Славой Дятловым, соучастником по школе и институту. Славка Дятлов долго держался в туризме, своеобразный сердешный парень, влюбленный в радио-технику, и его брат 15-ти летний Игорь Дятлов, на судьбе которого стоит остановиться отдельно.

Благодаря Игорю, мы в походе были с собственным самодельным приемником, что в 1951 году представляло собой весьма ред-кую вещь. Не думали мы тогда, беря в поход этого парнишку, что этот поход будет для него роковым, что он на всю жизнь влюбится в туризм и восемь лет спустя отдаст ему самое дорогое свою жизнь. Этот долговязый парнишка, нескладный с виду, с далеко не красноречивым выговором, обладал поистине феноменальными способностями в области радиотехники. Уже в 15 лет он делал довольно сложные приемники и магнитофоны. Будучи студентом УПИ, он поражал преподавателей своими способностями, и можно уверенно сказать, что наука в его лице приобретала достойного сына. Игорь был скромным человеком, которого меньше всего интересовали вечера, игры, девушки, короче говоря, все то, что люди называют "культурным времяпровождением". Эту сторону жизни у него отнимал туризм. За годы института он основательно исходил Урал, ряд его фотографий помещены в книге Р.Б. Рубель и Е.П. Масленникова "Путешествия по Уралу".

Игорь увлекался коротковолновой радиосвязью, имел зарегистрированный радиопередатчик - конечно же, собранным им самим. Высококлассные любительские передатчики работали тогда на 7-8 радиолампах, а у Игоря был на всю стену - на 17 лампах.

Евгений Зиновьев в статье "Какие были ребята" пишет: "Кстати говоря, в комнате общежития №10, где Игорь жил, тоже появилась сработанная им рация. Он часто пользовался ею для связи с родными в Первоуральске и таким образом просто решал проблему междугородных переговоров".

Для сравнения. Расстояние между домом Дятловых на улице Садовой в Первоуральске, и УПИ составляет около 43 километров. Хорошая современная рация обычно имеет дальность радиосвязи 5-6 км в городе и до 30 на открытой местности - это так называемые дальнобойные рации.

Пётр Бартоломей в фильме ТАУ "Тайна перевала Дятлова" (первая серия) рассказывает:

"И потом было несколько походов, где он уже еще будучи студентом, проявил себя как специалист, то есть мы попадали в глухие места, где сразу же обращались с просьбой, нет ли у вас человека, который может приемник починить. И вот из ничего можно сказать не имея с собой никаких инструментов он каждый раз каким то образом выкручивался из положения и доставлял людям радость, потому что давал им возможность снова слушать радио".

При сплаве с шестом по горной реке Кизир, Дятлов применяет самодельные рации для связи между плотами.

Увлекся использованием в своих разработках транзисторов - новым словом в технике - что позволило уменьшить размер устройств и снизить энергопотребление.

Помимо успехов в деле радиотехники, Игорь серьезно занимался фотографией - его снимки брали в книги (например, в "Путешествия по Уралу" Р.Б. Рубель и Е.П.Масленников, Свердловск, 1956 год. Свердловское книжное издательство). Сам сделал фотоувеличитель для большого формата.

Для наблюдения за первым искусственным спутником Земли собрал телескоп, сам полировал линзы.

Знаменитую по походу 1959 года складную подвесную печку Игорь собрал вместе с отцом в 1957 году, по чертежам, выполненным на заводе. Тогда же либо в 1956 по предложению Игоря была изготовлена и палатка, путем сшивания двух обычных четырехместных. Эта палатка была легче стандартного шатра с аналогичной вместимостью. Есть мнение, что именно Дятлов придумал, в безлесной местности, ставить палатку на лыжи, положенные креплениями вниз.

Перед каждым походом, который "водил" Игорь, он проводил тренировки, закладывая в рюкзаки гантели по нужному по условиям похода весу, проводил зимнюю ночевку в палатке. Валентин Якименко в статье "Игорь Дятлов" (Уральский Следопыт, 1/2009) рассказывает: "Однажды в походе один участник, соблазненный видом сгущенки, которую носил в своем рюкзаке, втайне от группы съел одну банку. Позже, мучимый совестью, рассказал об этом Игорю. Игорь на ругал, не стыдил. Он молчал. А потом сказал: "Вернемся в Свердловск, заплатишь в кассу группы стоимость банки сгущенки". Об этом случае помнили и рассказывали много лет".

Есть и такое свидетельство об Игоре. Рассказывает Пётр Бартоломей:

"Я больше всего связан с ним, я прошел несколько походов и у меня впечатление о нем двойственное. С одной стороны когда он был участником в походе. Это замечательный друг, это замечательный товарищ, с которым готов идти на любые трудности, потому что он не оставит в беде. Человек с большим юмором, чувствуется что он с большой эрудицией и с ним было просто интересно. Но когда он шел руководителем, он почему-то ломался в характере, становился очень жестким и такой командный стиль взаимоотношений с участниками, вообще говоря, нарушал микроклимат в группе. И однажды мы не вытерпели и высказали свои претензии - что так дальше нельзя. Мне кажется, что он почувствовал критику со стороны своих друзей товарищей, поэтому вот в том трагическом походе я не знаю как он себя вел это уж трудно судить мне кажется он был уже немножко другим. А вообще это человек исключительной неординарности, будем говорить".

В 1956 году Игорь закончил второй курс УПИ и был включен в состав сборной команды Свердловской области. Команда совершила поход высшей категории трудности по Восточному Саяну.


Рассказывает Моисей Аксельрод:


“Первое мое знакомство с Дятловым относится к 1954 году, по времени поступления его институт. Я в то время был председателем бюро туристической секции института. С точки зрения туристического опыта и просто человеческих качеств, Дятлова я в то время знал плохо, так что первое наше знакомство относится к 1956 году (имея в виду близкое знакомство). Наша Саянская группа состояла, в основном, из выпускников института и инженеров. Возможно поэтому второкурсник Дятлов держался несколько замкнуто, ни с кем особенно близко не сходясь. Большим вкладом Дятлова в организацию похода были два приемопередающих ультракоротковолновых устройства его конструкции, предназначенные для связи между плотами. Я был завхозом группы, на обязанности моей кроме всего прочего лежало распределение груза между участниками группы, и с этой стороны у меня после похода была серьезная претензия к Дятлову. Т.е. я доверял ему самому взвесить свое радиоустройство и он обсчитал меня на 3 килограмма. Это выяснилось день на третий. Подчеркиваю, что это моя единственная к нему претензия и что это было в 1956 году. После Саянского похода я уехал работать в Сибирь, оттуда вернулся только в апреле 1957 года и следующая моя встреча с Дятловым состоялась зимой 1958 года в зимнем походе. Должен сказать, что Дятлов меня поразил своим несходством с Дятловым, которого я знал в 1956 году. Это был (…?- нечетко) самоотверженный добрый товарищ серьезно относящийся к достойным серьезности вещам, умеющий внести, там где нужно, разрядку дозой юмора и т.д. В группе он пользовался большим уважением за вышеуказанные качества, за физическую выносливость, за туристический опыт, за готовность в любой момент к выполнению любого дела. Естественно, что как начальник я ценил в нем более всего последние качества. Долгие дни и ночи, вечера, проведенные у костра привели к тому, что мы с Дятловым стали друзьями. Моим другом стал человек, который, кроме серьезного отношения к туризму (в чем мы с ним сошлись), очень серьезно относится к жизни во всех ее проявлениях (книги, учеба, наука – особенно, искусство). После того, как Дятлов и другие участники группы (Бартоломей, Хан, Чубарев, Хализов) побывали в походе III категории трудности, они получили право руководить подобными походами”.


В 1957 году, на зимних каникулах, Игорь руководил походом по Северному Уралу, о чем сохранился дневник и отчет. Маршрут был таков: Свердловск - Полуночное - Вижай - Новый - г. Лайс - устье р. Тохты - р. Вижай - подножие Молебного Камня - р. Велс - исток р. Кул - р. Ивдель - Зимовье - Северный 3-й - Юртище - Ивдель - Свердловск.

В 1957-1958 гг. Игоря избрали председателем турсекции УПИ. Зиновьев в книге "Следы на снегу" пишет:


Дятлов безусловно являлся самым активным действующим спортсменом и одним из лучших организаторов самодеятельного и массового туризма в институте. Конечно, в его команду нелегко было попасть. Он предъявлял высокие требования не только к физическим кондициям ребят: выносливости, физической силе, но прежде всего к моральным качествам человека: совместимости, общительности, терпеливости, способности восхищаться и радоваться природе, вносить в коллектив свежую струю, умению петь, веселится, играть, расслабляться. Посмотрите на его замечательные фотографии. В них не только великолепные композиционно построенные пейзажи, но и динамика маршрута, мастерски отснятые сценки отдыха в виде акробатических пирамидок, групповых и индивидуальных портретов. Игорь не просто отбирал, он готовил ребят к трудным походам. Помню, перед Саянскими выездными лагерями мы в марте-апреле перед весенней распутицей выезжали с ним на склоны горы Волчихи, учились ходить в связках по скалам и заснеженным склонам, познавали секреты ориентирования на местности, устраивали холодные ночевки. При этом имитация настоящего похода отрабатывалась с помощью балластного груза в рюкзаке и натурального пота, появляющегося на наших спинах при ходьбе по проваливающемуся снегу. Игорь не мог взять каждого в свою команду, отправляющуюся в категорийный поход, но формировал из нас группы, уже подготовленные к самостоятельному прохождению маршрутов. Причем делал это с искренней заботой и доброжелательностью. Именно поэтому Игорь Дятлов пользовался авторитетом среди участников путешествий, и его решения, принимаемые на маршруте, не были авторитарными, а тщательно продуманными, рациональными и принятыми всей командой.




Трагическому походу 1959 года непосредственно предшествовал еще один, небольшой - на Новый год группа Дятлова (состав её уточняется) провела в лесу, на берегу реки Чусовой, около станции Бойцы. Была опробована палатка, снаряжение, печка, была и походная рация, сделанная Дятловым.

После основного зимнего похода 1959 года Игорь, заканчивающий 5 курс, должен быть делать дипломную работу. Его оставляли на факультете. Игорь собирался идти в науку. В семье считали, что ему надо заниматься космосом.

О зимнем походе 1959 года Игорь говорил матери, что это "Всё, последний раз мы. Последний раз".